Category: общество

(no subject)

Начал читать детектив «Зов кукушки» английского автора Роберта Гэлбрэйта. Вычитал пока только то, что если твоя страна отправила тебя в какую-то заварушку и ты там стал инвалидом, то ни в коем случае не проси помощи ни у государства, ни у благотворительных организаций. Скачи на одной ножке (или сколько их у тебя осталось) изо всех сил и в один прекрасный день судьба улыбнется тебе.

Ожидал от Роберта Гэлбрейта большей изощренности, честно говоря. Вот, например, такая интрига. Женщина должна уйти, но мы знаем, что она не уйдет. Вопрос: КАК она не уйдет. Читаешь-читаешь, а женщина такая: да я, наверное, не уйду. Да что же это такое, Роберт?!

(no subject)

Вчера решил почитать детективный роман и прочел «Комнату мертвых» французского писателя Франка Тилье. Опять у них там мучают детей! А ведь еще Хармс говорил, что убивать детей нельзя. Конечно, говорил он, с ними надо что-то делать, но зачем же убивать! Я недоволен. Слабо выражены проблемы современного общества, например. Кстати, правда ли, что французские шахтеры живут хуже, чем у нас на ЧГРЭСе? И отопления у них нет центрального. Вот о чем надо писать, господин Тилье! Вы, конечно, пишете, но надо тщательней, развернутей. Вот дескать, как живут наши граждане, может надо им сначала жилищные условия улучшить, а потом уже давать советы другим странам! Кто вообще во Второй Мировой победил? Ну и так далее. 

Пишут ли сейчас хорошие детективы? Посоветуйте мне.

Дядя Стёпа — урбанист

Кто не знает дядю Стёпу —
урбаниста из трущоб?
Знают все, ведь дядя Стёпа
режет правду-матку в лоб!

Уважали дядю Стёпу
за такую прямоту.
Шёл с работы дядя Стёпа —
слышно было за версту:

— Пандус не под тем уклоном!
Здесь должна стоять качель!
Здесь раскрашенных поддонов
нанести отсель досель!

Дядя Стёпа очень просто
раскрывал нам всем глаза:
вот — разметка не по ГОСТу,
вот — уродливый вокзал.

— Вы живете не как люди,
вы живете как в хлеву!
Здесь как в Риме скоро будет?!
В Вене — знаешь, как живут?!

Все боятся дядю Стёпу,
потому что может час
наступить, и дядя Стёпа
доберётся и до нас.

— Это кто у вас — жена?
Что-то как-то не стройна!
Это кто у вас — ребёнок?
Что-то не под цвет пелёнок!
Это кто у вас — отец?
Ну, это вообще капец!

Слава богу, что всё чаще
за границу ездит он:
— Вижу город настоящий!
Вижу граждан настоящих! —
в блоге рапортует он.

Новостям из этих дальних
стран ужасно рад народ:
— Хоть один из нас нормально
хоть немного поживёт!

На обеднение россиян

— Дорогие россияне,
у кого чего в кармане?


— У меня вот дырка!
— У меня махорка!
— У меня утирка!
— У меня корка!


— Э, ребята, а деньжата?
Вам деньжат не маловато?


— У меня их нету!
— У меня кредиты!
— Обещают в среду!
— Как вода сквозь сито!


— Это как-то слишком!
Как же так, братишки?


— Нефть подешевела!
— Удобренья тоже!
— Не можем делать дело!
— Только хуже можем!


— Значит вы, ребята,
сами виноваты?


— Само собою, сами!
— Менталитет проклятый!
— Кривы мы руками!
— Умишком глуповаты!


— Как же с этим, братцы,
всем нам разобраться?


— Новые налоги!
— Да повыше цены!
— Платные дороги!
— Всё отдать военным!


— Ну и чудаки вы!
Удачи вам. Счастливо!


— Счастья короб целый!
— Вам и вашим людям!...


— Ему чего хотелось?
— Поболтать, вишь, любит.

Разговоры в очереди к судебному приставу

К судебному приставу по коридору
иду в полусумраке, как под землёй.
По левую сторону — двери конторы,
по правую — люди бормочут своё.

— Смотрю сериал про Романовых клятых —
четыреста лет нагибали всех нас!
— Вы в курсе? Вообще не должны брать квартплату.
Об этом был Сталиным издан указ!

— Мы сели считать — в двадцать раз нас надули!
— И с нас пятый раз взымают долги!
— А я им сказала, вот нате вам дулю,
подам на вас в суд, чтобы вправить мозги!

— ЕГЭ для Москвы проще, чем для России
специально, чтоб мы не попали в Москву.
— Мне семьдесят! Дети меня засудили!
Не знал, что до этого я доживу!

— И как же они ничего не боятся?
Ведь ежели русский пойдет бунтовать...
— Да! Как же! Пойдёт! Втихаря матерятся
и лезут в хомут свой опять и опять. 

В любимом народе души я не чаю,
чего он ни скажет — со всем соглашусь!
Он возмутится и я возмущаюсь,
он шутку пошутит — и я посмеюсь!

На увольнение министра в городе Саратове

Экс-министр из Саратова
Самых грустных грустней.
Вся душа исцарапана
Смехом из соцсетей.

Объясните, любезные,
Вы за что её так?
Что — кого-то зарезала?
Содержала бардак?

Может вам не понравится,
Что я в выводах быстр,
Но за правду страдалица
Эта ваша министр.

Ведь она не обманщик,
Говорила как есть —
Можно есть одуванчик
И кору можно есть!

А когда макарошками
Магазины полны,
Попусту не тревожьте вы
Руководство страны!

Вот её вы уволили —
А придут похитрей.
Закружат славословием
Словно малых детей.

За народ, за Расеюшку,
За прогресс вширь и вглубь.
И дадут на копеечку,
А отнимут на рупь.

Другой глобус Вавилова

В стихотворении, венчающем книгу “Тысяча миль до Катарагуса”, Александр Вавилов пишет, что ему все завидуют, и это сущая правда. Вавилов вообще не только первый, но и самый правдивый поэт Екатеринбурга, а то и всего Урала, да чего уж там, России тоже всей. Правда Вавилова - та самая, которую говорить легко и приятно. Вот он и говорит, всем на зависть.

Новая книга, уж не знаю какая по счету, такая же ладная и красивая, как и предыдущие его книги, которые Вавилов выпускает с неудержимостью завода по производству тротуарной плитки. И это второй повод для зависти.

Мне уже выпадало счастье писать про Вавилова. Я писал что-то про границу как основополагающий мотив вавиловских стихов. На автора такой загиб, кажется, не произвел особого впечатления. Ладно, зайдем с другого бока.

Есть искушение - поддадимся же ему! - провести аналогию. Вот она. В пьесе Горького “На дне” есть такой дедушка Лука, который врет местным алкоголикам, будто бы есть где-то бесплатная наркологическая лечебница. Там можно вылечиться и зажить радостной и полезной для общества жизнью.

Мы люди опытные и знаем, что никакой такой лечебницы нет. И обществу наша радостная жизнь особо не нужна. Думаю, что безрадостная она ему даже нужнее. Но я не об этом. Я о Вавилове. У него не то что лечебница, у него целый другой глобус из известного анекдота предлагается с Катарагусом и другими замечательными населенными пунктами, где нас ждут (надеются и верят). Но ведь нет! нет ничего этого!
Но вы посмотрите, КАК этого нет!

И Вавилов прав (как всегда!) этого нет просто замечательно.

Очень удачно, что книгу Вавилова я начал читать в поезде. Что такое поезд? Это машина, придуманная русскими для того,чтобы остановить ход унылых русских мыслей. Их течение перешибает унылый русских пейзаж, тянущийся по обе стороны дороги. Всю тяготу вашей рефлексии вы можете переложить на него, это все и делают, и от того он так уныл, кстати.

Пейзаж для Вавилова - это, разумеется, его читатели, которых у него невероятное множество, из-за чего ему тоже все завидуют. И то как он ловко спихивает на нас свою рефлексию - идите, найдите ее у него, где она? покажите! а должна быть! у него даже похмелья нет! - не может не вызывать ничего, кроме восторга. Да как он это делает? Да он, наверное, колдун! Последнее - реальная фраза, которую я слышал о Вавилове изнутри какой-то беседы, в которой я не участвовал ибо был трезв, каюсь.

А что это за рефлексия, которую Вавилов нам дарит? Да, зависть же! Зависть.